Верховный суд определил, какие должны быть условия договора, предусматривающего возможность уступки прав лицу не имеющему лицензию на осуществление банковской деятельности.

  • 9 марта 2015 г.
  • Прочитано 0 просмотров

Не так давно ВС РФ принял два важных определения по спорам коллекторов с должниками по кредитным договорам.

Это определения: No 18-КГ14-155 от 25 ноября 2014;

No50-КГ14-7 от 20 января 2015.

В связи с принятием ФЗ «О потребительском кредите», который вступил в силу с 01.07.2014 года и применяется к договорам потребительского кредита (займа), для договоров заключенных после дня вступления его в силу, эти определения не являются актуальными. Закон четко закрепляет условия потребительского кредита.

Кредитных договоров, заключенных до вступления в силу упомянутого закона, еще достаточно. И спорит по ним еще будут.
В таких договорах условия о праве банка уступить право требования прописывались по разному:

«Кредитор в праве без согласия должника уступить права по настоящему договору третьим лицам»;
«Кредитор в праве уступить права по настоящему договору, без согласия должника» и т.д.

В большинстве случаев суды в соотвествии с п. 51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. No 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» понимали вышеназванные условия, как не позволяющие банку уступать право по кредитному договору третьим лицам не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности.

В рассмотренных делах, как раз был спор по содержанию условия кредитного договора об уступке. Цессия по обоим делам произошла на стадии исполнительного производства.

По ноябрьскому определению кредитный договор содержал право банка уступить (передать) полностью или частично свои права требования как кредитора по настоящему договору третьему лицу с последующим уведомлением клиента об этом факте. При этом банк имеет право раскрывать такому третьему лицу информацию о клиенте и исполнении им условий настоящего договора.

Коллегия судей ВС РФ посчитала, что условия договора об уступке было согласовано и соответственно уступка возможна лицу не имеющему лицензии.

В январском определении ВС РФ содержание спорного условия нет. Имеются только косвенные указания подтверждающие, что было примерно, такое же содержания условия, как и в ноябре.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов, ВС РФ разъяснил, что при исполнении судебного акта личность кредитора не имеет для должника существенного значения.
И процедуры по исполнению судебного акта регулируется не законом о защите прав потребителей, а законом об исполнительном производстве.

Но первое, что Верховный суд рекомендовал судам это при рассмотрении соответствующих споров толковать условия договора. И при наличии не однозначно согласованного условия указывать, путем толкования, в чем именно состоит такая неясность.

Указанные позиции в части содержания такого условия все таки отличаются. В одном более раннем суд соглашается с содержанием условия о праве банка уступить третьим лицам требования по кредиту, а в январском суд указывает на необходимость ВСЕ ТАКИ толковать такие условия и обосновывать свой вывод в части неясности условия о праве на уступку.

Таким образом при наличии такого условия и исходя из фактических обстоятельств дела, подтверждающих волю сторон направленную именно на возможность уступки, только лицам имеющим банковскую лицензию, договор цессии может быть признан недействительным.

Так же остается открытым вопрос о том, что если уступка произойдет до взыскания цедентом долга через суд?